Плаваю в ледяной воде и лечу свой мозг

Что если не пережить-перетерпеть зиму – время холода и замирания, — а принять ее и сделать своим союзником? В книге о том, как проживать удары судьбы, много примеров, навеянных зимой. Вот один из них – об изменении качества жизни при биполярном аффективном расстройстве.

Плаваю в ледяной воде и лечу свой мозг

— Я ощущаю этот эффект еще на берегу. При одной мысли о том, что сейчас погружусь в воду, тело само начинает разогреваться с тридцати семи до тридцати восьми градусов.

Мы с Дорте Лягер общаемся по Скайпу: она в своей машине, и по ее сияющему лицу я понимаю, что Дорте только что вышла на сушу. Она — пловчиха с большим опытом плавания в холодной воде. В родной Ютландии — самой северной точке Дании — Дорте погружается в море круглый год. Без этого ей жизни нет.

— Семь-восемь градусов — это идеальная температура, — рассказывает она. — Можно даже нырнуть с головой и полностью погрузиться в эту ледяную стихию. А когда вынырнешь — все беды словно смыло.

Дорте — член «Клуба белого медведя», группы людей, плавающих в море круглый год. Каждое утро человек двадцать из них собирается на берегу моря. Подобные клубы существуют на всем побережье Дании, в некоторых есть даже раздевалки и сауна, где можно погреться после заплыва.

Дорте состоит в этом клубе уже три года, и, хотя пришла она туда в момент отчаяния, теперь ее история является примером того, как море помогает вновь воспрянуть духом.

После чтения ее блога, полного захватывающих дух эссе о ее достижениях в соленой воде, я решила написать Дорте: у меня возникло ощущение, что наш с ней опыт во многом схож. Мы обе решили не отталкивать зиму, а принять ее и позволить ей войти в нашу жизнь — и в результате обрели новый путь.

Жизнь, которая тебе по силам

— В октябре 2013 года я оказалась в тупике, — рассказывает она. — К тому времени я десять лет страдала от биполярного аффективного расстройства (БАР) и депрессии. Перепробовала все лекарства. Психиатр твердил мне, что нужно лишь найти правильную пропорцию. Десять лет я ждала помощи от лекарств. Лишь когда я перестала в них верить, в моей жизни стали происходить перемены.

Поворотный момент для Дорте наступил тогда, когда она смогла абстрагироваться от ситуации, взглянуть на нее со стороны. В очередной раз поняв, что лекарства бессильны, она записалась на прием к врачу общей практики и оказалась у специалиста, каких никогда прежде не видела.

Он сказал, что можно, конечно, и дальше пичкать себя таблетками — только это ни к чему не приведет. «Вам нужно чинить не себя саму, — объяснил он, — а постараться повысить качество своей жизни при имеющихся исходных данных».

Он был первым, кто сказал ей об этом, и слова эти произвели на нее сильнейшее впечатление. Быть может, год назад или того меньше она не готова была бы их услышать, но тот день оказался решающим.

Должно быть, тяжело смириться с тем, что тебе до конца жизни придется жить с биполярным расстройством — ведь этот недуг отравлял все ее существование, не давая быть счастливой. Но Дорте и не думала терять надежду — она поняла: пора наконец эмоционально адаптироваться к потребностям своего организма.

— Никто прежде не говорил мне: «Нужно жить такой жизнью, которая тебе по силам, а не той, которой ждут от тебя люди. Научись говорить “нет”. Одно событие в день. Не больше двух коллективных мероприятий в неделю». Этот человек спас мне жизнь.

Лечу свой мозг холодом

Вскоре мы уже вполне непринужденно болтаем, словно старые друзья, а не два совершенно чужих друг другу человека, впервые встретившиеся в сети. Там, за Северным морем, сидит у экрана мое отражение. Встреча с зимой и общий опыт сблизил нас.

Я перебиваю ее, чтобы рассказать собственную историю о том, как мне диагностировали синдром Аспергера (нарушение психического развития, которое характеризуется серьезными трудностями в социальном взаимодействии), и о том, как я поняла, что попросту не смогу найти подходящий моему случаю метод лечения. Само осознание, что теперь у этого состояния мозга, работающего не так, как у всех, есть название, стало для меня спасением.

Мне пришлось адаптироваться. Поддаться. Ведь именно необходимость притворяться такой, как все, убивала меня.

Как и я, Дорте всегда была из тех людей, которые стараются все для всех уладить. Ей хотелось не просто идти вперед, но достигать нечеловеческих пределов щедрости, решать проблемы всех матерей в округе, постоянно устраивать мероприятия и разные интересности для своей семьи, и дом ее постоянно был полон людей. И тут внезапно ей посоветовали заботиться прежде всего о себе.

Первым делом она нашла неподалеку спа-салон и стала посещать его дважды в месяц, чтобы расслабиться. Это было дорогое удовольствие, но она знала, что делать это нужно, ведь ей предстояло научиться заботиться о себе. Она подолгу сидела в сауне, чередуя ее с прохладным бассейном, но вскоре поняла, что именно от холода испытывает настоящее удовольствие, именно контакта с ним жаждет по-настоящему, а не успокаивающего тепла. Что-то происходило у нее в мозге, впервые за долгие годы она ощущала ясность и покой.

— Когда я испытываю стресс, кажется, будто бы вместо мозга у меня каша, которая вот-вот полезет из ушей. И лекарства, что мне прописали от биполярного расстройства, от этого не спасали. А вот холодная вода — да.

Биолог по образованию, Дорте стала искать последние исследования о своем расстройстве, и ей на глаза попалась работа нейробиолога из Кембриджского университета Эдварда Буллмора, утверждающего, что причиной депрессии является воспаление мозга. В этом случае эффект холодной воды вполне объясним.

— Я лечу свой мозг так же, как воспаленный сустав, — говорит Дорте.

Плаваю в ледяной воде и лечу свой мозг

Как холодная вода помогает справляться с депрессией

«Каша вместо мозга» — о да, такое сравнение мне очень даже знакомо. Это когда голова настолько переполнена, что кажется, мир вокруг перестал вращаться. И мне весьма импонирует мысль о том, что исцелить его можно обычным льдом.

И все же я не выдерживаю и спрашиваю, как она справляется летом. Дорте отвечает, что на этот случай у нее есть старый сельскохозяйственный бак и она специально ездит в ближайший порт, чтобы заполнить его 200 килограммами льда.

Сверху она наливает 400 литров воды — получается ледяная ванна с температурой 3–4 °C. Эти цифры не укладываются в голове, в особенности — применительно к тому, что большинство из нас находит чрезвычайно неприятным, но Дорте полюбила эту процедуру.

— Поначалу, — говорит она, — я не выдерживала дольше трех минут, но постепенно научилась принимать ледяные ванны по полчаса.

Меня вполне заметно передергивает.

— Мне нравится это ощущение, — признается она. — Так успокаивает и расслабляет. Даже внутренний голос не велит мне: «Беги!», как у других людей. Вместо этого он говорит: «Ну наконец-то!».

— И это помогает отвлечься? — спрашиваю я. — Ну, то есть тебе так некомфортно в этой ванне, что ты забываешь обо всем на свете?

— Да нет же! — отвечает она. — В ванне я постоянно смеюсь. Все непрошеные мысли отключаются. Время от времени я ныряю в воду с головой, чтобы холод проник в мозг. А потом вообще не помню, что меня встревожило. Тумблер щелкнул. Я ощущаю это физически.

Дорте не просто нашла метод, помогающий сдерживать неприятные симптомы.

— Я чувствую, что полностью исцелилась, — говорит она. — Биполярный приступ состоит из фазы маниакального подъема, продолжающейся по меньшей мере семь дней, и фазы депрессии, которая может продлиться пару недель, а то и больше. Сейчас я могу впасть в депрессию на денек, отправиться на пляж и там покончить с этим.

При этом Дорте аккуратно замечает, что не пытается минимизировать или приуменьшить риск, с которым ей приходится сталкиваться, или потенциальную угрозу своей болезни для всего организма. Но этот способ сдерживания кажется ей таким эффективным и в то же время приятным, что впервые в жизни все дается ей легко.

— Я просто думаю, что это — ментальный грипп, — говорит она. — Я не пытаюсь идти дальше как ни в чем не бывало, напролом, не стараюсь пустить пыль в глаза и не держу все в себе. Я беру пару выходных и пытаюсь лучше прислушиваться к себе, пока не поправлюсь. Гуляю по берегу моря, обязательно хорошо питаюсь, отменяю все встречи и отдыхаю, пока не полегчает. Я знаю, что делать.

Как жить с биполярным расстройством без лекарств

Подобный режим означает, что она достигла такого уровня, о котором не могла и мечтать десять лет назад.

— В прошлом году у меня опять случился приступ депрессии. Я вдруг расплакалась по дороге на пляж, и только повернув домой, почувствовала себя лучше.

Когда я пришла к психиатру, тот предположил, что всему виной чрезмерное употребление лекарств и что надо бы уменьшить дозировку. Это меня не на шутку встревожило — я и не представляла себе жизни без препаратов. Но мы составили план поддерживающей терапии, и чем ниже становилась доза, тем лучше я себя чувствовала.

Теперь она и вовсе ничего не принимает.

— Этот процесс не быстрый, — рассказывает она. — Я не могу сказать, что чувствую себя как какой-нибудь абсолютно здоровый человек. Для меня этот путь был долгим, и плавание — всего лишь один из многочисленных коррективов. Я отказалась от сахара, стараюсь побольше бывать одна, подолгу гуляю, перестала всем говорить «да». Стала меньше работать.

Все это помогает формировать буфер, и должна сказать, мне нравится, когда этот буфер широкий. Иногда происходит какое-нибудь неприятное событие, сужающее его, и мне приходится заново его возводить. В общем, я постоянно слежу за своим состоянием и восстанавливаюсь — это самая настоящая работа. Но на жизнь я не жалуюсь, все у меня чудесно!

Источник: 7ya.ru

Проверьте также

Для ожоговых пациентов медики смогут печатать кожу на принтере

Для ожоговых пациентов медики смогут печатать кожу на принтере

Уникальный высокотехнологический принтер способен производить значительные объёмы кожи для лечения ожогов и восстановления целостности кожного …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.